Автоматический обмен информацией с Россией в 2018 году: условия и последствия

13 декабря 2017

Важнейшей налоговой тенденцией стала «деоффшоризация» экономики и привлечение компаний из разных оффшорных юрисдикций к налоговой ответственности в России.

Эксперты продолжают спорить о ключевых задачах этого процесса: «кампания против оффшорных компаний», «увеличение доходов бюджета путем увеличения дополнительных налоговых поступлений», «репатриация активов в Россию» и т. д.

Очевидно, что «деоффшоризация» охватывает целый ряд государственных целей и разработок различных законов (например, регулирование налогов, валютного контроля и отмывания денег, государственные закупки). Поскольку различные министерства обычно работают над своими полномочиями и не всегда преследуют одни и те же цели, «деоффшоризация» может иметь множественные направления. Эта многомерная модель еще не вписана в нынешнюю экономическую среду.

Несмотря на радикальное различие и сложность, многие «деоффшоризующие» меры были скопированы с их зарубежных эквивалентов и включены в российское законодательство в течение очень короткого периода времени.

Их революционный характер объясняется как попытка понять и, в некоторых случаях, повлиять на юридические отношения, существующие за пределами российской территории, где российские власти ограничены или не имеют контроля. Правила контролируемой иностранной компании (КИК) являются хорошим примером такой «экс-территориальности». Таким образом, основными задачами для российских налоговых органов будут получение информации о зарубежных доходах и активах российских лиц, а также правильное толкование этих данных для целей налогового аудита.

Работа автоматического обмена информацией в России

Основные источники информации об иностранных доходах и активах в настоящее время относятся к налогоплательщику (например, в налоговых декларациях, отчетах об открытии счетов иностранных банков и оборотных средств) и некоторой общедоступной информации, а также от налоговых проверок российских дочерних компаний и контрагентов и в виде результатов обмена информацией по налоговым договорам.

Однако обмен информацией по запросу является своего рода ручным командованием, которое не способно охватить огромные количества российских предприятий и их иностранные активы. Таким образом, у российских налоговых органов есть большие возможности для Соглашения многостороннего компетентного органа об автоматическом обмене финансовой информацией о (AEOL), подписанного 12 мая 2016 года, и для отчетности по странам для целей ценообразования (CBCR). Поскольку CBCR будет применяться только к крупным транснациональным корпорациям, многие клиенты в основном касаются AEOL. AEOL основан на общем стандарте отчетности (CRS), который должен позволять налоговым органам (в том числе российским налоговым органам) получать информацию автоматически по иностранным финансовым счетам прямо или косвенно (через посреднические компании), в которых находятся физические лица, являющиеся резидентами России.

Более 100 государств, в том числе многие оффшорные, или готовятся к активированию, или активировали автоматический обмен финансовой информацией. В список участвующих юрисдикций входят члены ЕС, где крупные банки и финансовые учреждения, используемые российскими предприятиями, хранят свои активы (например, Швейцария, Германия и Австрия). Россия обязалась обеспечить первый обмен информацией к 2018 году. Недавно был опубликован соответствующий законопроект, который в настоящее время обсуждается. Однако информация CRS может не течь немедленно. России необходимо будет согласовать взаимное применение CRS с каждой участвующей страной и на данный момент могут возникнуть определенные трудности.

Условия участия России в AEOL

Это не секрет, что юрисдикции с высоким уровнем налогообложения (Франция, Германия, Великобритания) инициировали AEOL и эти исторические финансовые центры менее склонны использовать свою банковскую и налоговую тайну. Хотя большинство стран присоединилось к договору о многостороннем соглашении компетентных органов по AEOL под давлением со стороны G20, некоторые юрисдикции, включая Швейцарию, требуют принятия дополнительных требований другими странами, которые должны быть приняты в качестве партнеров по обмену информацией.

Помимо ЕС, у Швейцарии уже есть соглашения с другими государствами и проводит с ней консультации по этому вопросу с Россией. Сингапур заявил, что готов обменять финансовую информацию с теми государствами, которые подписывают двусторонние договоры.

Могут ли государства отказаться от обмена информацией с Россией? Условия, которые AEOL устанавливает, включают конфиденциальность и безопасность налоговой информации, обеспечиваемой государством. Однако это не связано с изоляцией утечек информации или различными правовыми злоупотреблениями со стороны государственных чиновников. Речь идет о конфиденциальности и безопасности ИТ-систем от хакерских атак. Российские налоговые органы пользуются передовыми технологиями и уже получили соответствующую сертификацию в отношении государств AEOL.

ЕС несет неотъемлемую ответственность за соблюдение требований Конвенции ЕС о правах человека, которая лежит в основе обмена информацией. Согласно национальным законам Швейцарии соглашения AEOL могут быть подписаны только с государствами, которые соответствуют минимальным конституционным требованиям:

1. национальное законодательство и правоохранительные органы соответствуют Европейской конвенции о правах человека и Международном пакте о гражданских и политических правах;
2. государство обеспечивает справедливое судебное разбирательство.

Другие страны ЕС, например, Великобритания и Германия, также применяют фундаментальные принципы. В этом отношении Россия может столкнуться с существенными трудностями. Проблема здесь не так сильно связана с решением Гаагского арбитража по делу ЮКОСа.

Это больше относится к пресловутому решению Конституционного суда России, не допускающему исполнения решений Европейского суда по правам человека. очевидная тенденция для российских судов решать больше дел в пользу налоговых органов. Существенная часть этих дел касается иностранных компаний и применения договоров об избежании двойного налогообложения, включая договоры со странами, которые могут стать будущими партнерами AEOL.

Большинство пресловутых решений были применены в этой области, такие как применение правил тонкой капитализации, охватывающих «сестринские компании» задолго до внесения соответствующих поправок в Налоговый кодекс Российской Федерации («Норт Кузбасс» и «Нарьянмарнефтегаз»).
Все судебные дела имеют свою историю и сложный набор фактов, их необходимо обсудить в максимально возможной степени. В конце концов, это решение суда. Однако, очевидно, существует определенная тенденция. В значительном числе судебных дел, связанных с MNE, налогоплательщики утверждали, что налоговые инспекторы читают выборочно и неправильно интерпретируют не только Российский Налоговый кодекс, но и налоговые соглашения, комментарии к Типовой налоговой конвенции ОЭСР, а отчеты ОЭСР де-факто рассматриваются как источники толкования в России.

Они также утверждают, что налоговые инспекторы мало что делают для трансфертного ценообразования и других документов, которые корпорации используют на глобальном уровне.

Судебные решения обычно не комментируют эти аргументы или их просто опускают, в то время как существенная часть решения суда будет касаться подробных аргументов в отношении аффилированного характера отношений между сторонами, имеющих иностранные материнские компании и выплат за рубежом, которые не являются прямым доказательством уклонения от уплаты налогов и являются общими для трансграничных предприятий.

Это создает преломление, при котором учитываются не все аргументы налогоплательщиков, а игнорируются принципы равенства прав собственности и судебной беспристрастности, которые необходимы для справедливого судебного разбирательства.

Автоматический обмен информацией с Россией в 2018 - вердикт

Россия явно нуждается в срочных налоговых и правовых изменениях. Ранее президент России сформулировал это общее правило в парламенте.

Однако, учитывая быстрое развитие международных налоговых правил, России необходимо значительно улучшить качество своего налогового администрирования и судебной системы.

Справедливые судебные разбирательства, беспристрастное рассмотрение аргументов сторон и высокий уровень аргументации в суде могут оказаться достойным и возможностью восстановить доверие отдельных лиц и предприятий.

В противном случае неотъемлемый недостаток судебной системы может стать фатальным для иностранных и российских частных инвестиций, а налоговые органы лишат себя возможности выявлять налоговые нарушения на основе AEOL и эффективно репатриировать активы в Россию.

Возможно у Вас остались вопросы, которые касаются обмену информацией с Россией. В данном случае, у Вас есть возможность узнать ответы, обратившись к нам за бесплатной консультацией!